Moi musli
Mechtu
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Moi musliПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »


среда, 25 ноября 2009 г.
Приветик всем... как y всех настрое... Anastasiaa 21:13:13
Приветик всем... как y всех настроение??
Я так давно сдесь не была... :D­
ну, скажем после всего что у меня написано в дневнике...сеичас все просто супер... :D­
парень ко мне вернулся.. yже встречаемся 8 месяцев... СЕГОДНЯ исполнилось.. :D­
ну надеюсь что все ы всех будет ХОРОШО!!!

Настроение: :D
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 19 января 2009 г.
Кто признает?? Anastasiaa 12:39:09
Жинь такая щтыка, тяжело понять...
конечно...сли я скажy что еще продолжаю спать со своим бывщим парнем, конечно я сама не могy поверить...
как все девченки говорят.. " Я не ТАКАЯ".
да все мы такие... толко просто не все могyт ето признать...
Я ЕТО ПРИЗНАЯю... просто я не могы без него.... он делает часть моеи жизни... что я могy сделать??!!!
и сеичас он сидит рядом, он всегда со мнои..
только не полностью он мои....


комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 17 ноября 2008 г.
Он: Что с табои??Я: Я дyмаю!!Он: О ... Anastasiaa 22:11:46
Он: Что с табои??
Я: Я дyмаю!!
Он: О чем ты дyмаещь??
Я: О жизни!!
Он: Не нyжно... Она же не думает о тебе.. !!

Я задымлась об этом...ето же правда... 8-|­

стало грустно... и он мои быващии парень... а мы продолжаем спать вместе....
какои то прекрасныи день я не вудержу....толко когда он настанет?? !!



Настроение: задумчивоее
комментировать 8 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 28 июля 2008 г.
РАСТАЛИСь...........­....:'( :'( :'(... Anastasiaa 23:20:13
РАСТАЛИСь...........­....:'(­ :'(­ :'(­ :'(­ :'(­ :'(­ :'(­ :'(­ :'(­ :'(­

Настроение: yzhas
Хочется: ymeret'
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 21 июля 2008 г.
МНЕ больно Anastasiaa 21:41:25
МНЕ больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.больно.больно.больн­о.больно.больно.боль­но.больно.больно.бол­ьно.больно.больно.бо­льно.больно.больно.б­ольно.больно.больно.­больно.больно.больно­.

:'(­ :-(­ :'(­ :-(­ :'(­ :-(­ :'(­ :-(­ :'(­ :-(­ :'(­ :-(­
комментировать 67 комментариев | Прoкoммeнтировaть
четверг, 26 июня 2008 г.
Anastasiaa 12:59:13
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 18 июня 2008 г.
Devchenki pomogite... Anastasiaa 16:27:25
malenkaya istoriya moei zhizni....
ya lublu.......on net....ya dala emy vsu sebya....on net....ya prodolzhau lubit ego....on net....
ya bous poteryat ego....on net.....pochemy mu vmeste?? sex?? on ego ne trebyet....on govorit emy xorowo so mnoi....i vse....pochemy tak buvaet?? ya piwy emy smski, on molchit....ili otvechaet mnogo vremeni s pystya....on ignoriryet menya...no govorit chto nravlus..ya ne mogy ego otpystit....
ON pervui....:'(­

chto delat???

ya xotela porvat...no on tozhe menya ne otpyskaet.....


­­

Музыка Mixail-Tu
Настроение: stranoe
Категории: Zhizn
комментировать 13 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 7 мая 2008 г.
AVATARKY XOchy Anastasiaa 19:24:17
кто сделает мне Аваторку??? :^)­ так хочу.....
нy???? пОжалУста..........­....
я очЕн ПрОщУ...

:-)­ :-)­ :-)­ :-)­



кто добрыи и сделает ето дя меня??


комментировать 28 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 2 мая 2008 г.
неблогодарные люди Anastasiaa 20:43:41
мде...
я очен растрoена.... ето же нyжно мне так......аиии.... тратит свое время на человека....помогат­ емy вылезт с чернои ямы....а он так со мнои...?! yжасно обидно.... бывают же люди....неблогадарн­ые..... 2 нидели делат все для него....что бы не чyствывал себя одиноким...броwинум­....он для меня был всем.....я емy даже пообещала что все бyдет хорощо.... проводила время с ним болwе чем с кем либо...:-[­
була лyтwеи подрyгои..... вытягивала его гyлят...... даже доwли до того что поцеловалис.... он етого хотел..и зачем мне он стдался?..НЕБЛОГОДАРНУИ...... обижена

Настроение: Obizhenoe
Хочется: neznau
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 30 марта 2008 г.
О люди....у меня семя еще не полноц... Anastasiaa 21:57:27
О люди....

у меня семя еще не полноценая...
заходите....
даваите кто еще сирот....


:-D­


­­
комментировать 17 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 29 марта 2008 г.
Хочы семю....даваите..кт­о хочет быт... Anastasiaa 18:16:40
Хочy семю....
даваите..кто хочет быт в неи???


Мама-
Папа-
Брат-
Самая лаффная Сестра-­Die Schоne
Сестра-­Миланчик
Волченок-­Вован батькович
ТеткО-­magna
ДядкО-
Ангел мои-­ТАнЮФаНька
кОнфеткО-
Лубовник-
Муж-
ЕмкО-
Жених-­EmoBoyka
Фарфоровая кукла-­Broken

хочу ещееее
комментировать 29 комментариев | Прoкoммeнтировaть
^^' Anastasiaa 02:12:44
комы не спится??????????


у кого короче бессоницааааааааааа­ааа.....

ждууууууууууууууу..­.
­­


Настроение: veseloe
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 22 марта 2008 г.
ya segodnya napus...heheheheheh­hehe... Anastasiaa 17:01:27
ya segodnya napus...

hehehehehehhehehehe­....
:-D­ :-D­ :-D­ :-D­
kak ya davno etogo ne delala...celux 2 nideli..... :-\­
hehehehehehehe.....­vu vse za menya molites..chto bu ya ne ymerla..i vas ne pokinyla.....:-)­ (wytka)

Настроение: SYPEROVOE
Хочется: EGO...EE...ONO
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 20 марта 2008 г.
скука.... Anastasiaa 22:47:37
сегодня.......прошел­ еще один день в моей жизни...и ничего хорошего не происходит..все как всегда....скука....­с каждим днем люди становятся скушнее......даже не скем поговорить нормально.......
ВЫ ВСЕ СКУШНЫЕЕЕЕ....до ужаса....
только не нужно мне писать что в этом виновата....я уже думала об этом....но нет..проблема не во мне... МИР КУДА ОН КАТИТСЯ...КТО ЗНАЕТ???



­­

Музыка serega$stim-YA REP
Настроение: xrenovoe
Хочется: KOGO-TO
комментировать 8 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 19 марта 2008 г.
ех..кому скычно...забегаите.­....поб... Anastasiaa 21:25:15
ех..кому скычно...

забегаите.....

поболтаем....

сделаем вецчернию беседу....

толко кому скышно.....

Комы "нет" сюда нельзя...

Настроение: скушно
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 17 марта 2008 г.
ех....мир давно уже умер Anastasiaa 20:53:47
приветик всем...
давно что то не писла...
как ву все сдес поживаете?
уверена что по мне не скучали...лол



знаете..сдес меня никто не знает...никто не пишет..не знакомиться..
мне обидно, но в тоже время понятно...
что наш мир занет...ни у кого нет времени, у всех свои дела...
ну и ладно.... надеюць что я не одна чыствую себя ОДИНОКОЙ...
­­­­

Настроение: понятливое
Хочется: заварных пирожен
комментировать 272 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 29 февраля 2008 г.
^^') Anastasiaa 21:25:45
:-[­ xochy s kem to pogovorit......
komy skywno???

Музыка faktor - tolko dlya tebya
Настроение: bolnoe
Хочется: vou
комментировать 7 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 8 февраля 2008 г.
ON i ONA Anastasiaa 20:09:56
­­

Smotrite kak buvaet v zhizni...

VZYALO ZA DYWY....
Прoкoммeнтировaть
среда, 6 февраля 2008 г.
дипрессия Anastasiaa 22:36:32
­­




komentiryem....:-D­ :-D­ :-D­
Прoкoммeнтировaть
Разбитые сердца Anastasiaa 19:35:08
­­

moe proizvedenie...

typo konechno..

komy ponravitsya piwite...che to...:-)­
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 3 февраля 2008 г.
Тест: Какая ты? (в конце картинка) ... Anastasiaa 17:00:55
­Тест: Какая ты? (в конце картинка)
сильная

­­
Пройти тест: http://mindmix.ru/t­ests/1-882.html
Прoкoммeнтировaть
вторник, 4 декабря 2007 г.
exxx...=( Anastasiaa 23:01:41
skychno.... X-(­ X-(­ i ni kto ne govorit.....

kowmar...:-(­

Настроение: skychnovatoe
комментировать 39 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 2 декабря 2007 г.
Тест: Ваш "психологический" возраст... Anastasiaa 22:11:34
­Тест: Ваш "психологический" возраст.
вам 16 лет


Пройти тест: http://mindmix.ru/t­ests/0-5.html


i v pravdy..
Прoкoммeнтировaть
Тест: Тест на крепость нервов... ht... Anastasiaa 21:58:36
­Тест: Тест на крепость нервов...
Норм

Вы нормальный человек без претензий, вас можно разозлить и вы умеете терпеть.
Пройти тест: http://mindmix.ru/t­ests/1-333.html
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 1 декабря 2007 г.
=( xolodno Anastasiaa 15:47:39
mne ochen xolodno....kto sogreet????????????­???????????????????:­-D

Настроение: xolodnoe
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
 


Moi musliПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
наличник надо крепить флажковым...
пройди тесты:
....
Хто ты из зверюшек?
Память... 13
читай в дневниках:
Блять.
Кафе.

  Copyright © 2001—2018 MindMix
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх